Игры для консолей, новые игры


Final Fantasy The Spirits WithinЗрителям, ожидающим от полнометражного блокбастера, названного «Последняя фантазия: духи внутри» (Final Fantasy: The Spirits Within), традиционных для игровой серии магических поединков и андрогинных персонажей с вызывающими прическами, густо увешанных пропеллерами воздушных кораблей и симпатичных чокобо в качестве средства передвижения, придется разочароваться: ничего из перечисленного в фильме нет. Вместо этого новоиспеченный кинорежиссер Хиронобу Сакагути (Hironobu Sakaguchi, большинству геймеров он давно известен в качестве бессменного продюсера всей серии игр FF) предпочел рассказать классическую научно-фантастическую историю. Общий сеттинг словно сошел со страниц произведений писателей-корифеев «золотого века» американской НФ: Брэдбери,Азимова, Хайнлайна. Справедливости ради надо сказать, что идеи, считавшиеся в сороковых-пятидесятых годах прошлого века авангардом фантастики, сейчас могут и не увлечь взыскательную публику: голливудская машина отполировала их до состояния общепринятых штампов. Впрочем, как справедливо замечает известный кинокритик Роджер Иберт (Roger Ebert), достаточно стандартный сюжет в фильме — отнюдь не главное. Основной упор в Final Fantasy сделан на внешний облик Земли будущего, ее жителей и других населяющих экранное пространство персонажей. Визуальное исполнение картины — вот что в равной степени ошеломило бы как неискушенных любителей кинофантастики пятидесятых, так и избалованного спецэффектами современного зрителя. И ведь, в самом деле, ошеломляет.

«Последняя фантазия» — не первый фильм, полностью снятый с помощью компьютерной графики. Но все предыдущие творения на этом поприще («История игрушек» и «Динозавр» от Диснея, спилберговский «Муравей Антц») смотрятся испуганным переминанием с ноги на ногу на незнакомой почве, в то время как фильм Сакагути можно сравнить с первым смелым и широким шагом киноиндустрии в доселе малоизведанную вселенную CG. Впервые героями компьютерного фильма стали не простенькие игрушки или карикатурные животные, а созданные с помощью цифровых технологий виртуальные актеры, претендующие на высочайшую реалистичность и порой почти не отличимые от живых людей. Ключевое слово здесь — «почти». Создатели дают нам всласть полюбоваться первым крупным планом лица главной героини Аки Росс (Aki Ross). Перед зрителем возникают живые, умные глаза, мягкая теплая кожа, подрагивающие ресницы, плывущие на ветру шелковистые волосы (на протяжении всего фильма напоминающие о преимуществах шампуней-кондиционеров), однако, видя все это на экране, ни на секунду не веришь, что Аки играет живой человек. Да, персонажи фильма очень похожи на настоящих людей. Вместе с тем в поведении, облике каждого из них есть что-то настолько мимолетное и неуловимое, отличающее их, виртуальных актеров, от всех нас, что и охарактеризовать-то это отличие тяжело. Избыточная плавность движений, возможно? Но разве только в ней дело… Тут задействована определенная магия, и пытаться раскладывать все по полочкам вряд ли необходимо. В то время как разум наш искренне хочет верить в «реальное» происхождение Аки и других героев, другой сверхтонкий и чувствительный инструмент — наше зрение — отказывается быть обманутым. К счастью, именно зрители фантастического кино способны моментально поверить в несуществующее. Конфликт между тем, что мы видим, и изначально заложенной в нас информацией о вещах, в этой картине не такой серьезный, как, к примеру, в недавнем «Динозавре» (где гипер реалистичные доисторические ящеры разговаривали на человеческом языке), поэтому заставить свое сознание принять правила игры не в пример проще. В конце концов, если бы авторам требовался исключительный реализм, они бы по старинке пригласили сниматься живых актеров. Возможно, когда-нибудь вычислительные технологии позволят создать абсолютно правдоподобных виртуальных персонажей, но то, что это произойдет не завтра — факт. Утверждать можно одно: на данный момент в обсуждаемой области творческая группа Final Fantasy продвинулась максимально далеко — дальше, чем кто-либо другой.

Поразительно, каких результатов может добиться самая талантливая на планете команда специалистов по компьютерной графике, имея на расходы круглую сумму в 140 миллионов долларов (а именно столько «весит» финальный бюджет картины, выросший из предполагавшихся сначала $75 млн.). Специально организованная для съемок «Фантазии» Square Pictures, занимающая четыре с половиной этажа в одном из небоскребов Гонолулу, на целых четыре года стала домом для 20 компьютерных специалистов и 150 художников, многие из которых работали над хорошо знакомыми большинству наших читателей художественными и анимационными фильмами. В послужных списках работников Square Pictures значатся «Матрица» и «Титаник», «История игрушек» и «Армагеддон», «Принцесса Мононоке» и «Акира». Персонажей озвучивают сплошь популярные актеры: за Аки текст читает Минь-Ha (Ming Na, актриса китайского происхождения, звезда сериала «Скорая помощь», исполняла роль Чун Ли в «Уличном бойце»), командир охраняющего ее спецподразделения Грей Эдвардс (Grey Edwards) говорит голосом Алека Болдуина (Alec Baldwin), в других ролях заняты Дональд Сазерленд (Donald Sutherland), Стив Бускеми (Steve Buscemi), Винг Рэймс (Ving Rhames) и Джеймс Вудс (James Woods).

Но, несмотря на все вышесказанное фильм, коему прочили позицию одного из главных хитов нынешнего лета, практически провалился в штатовском прокате. Дебютировав в середине июля, «Фантазия» в первый уик-энд собрала скромные 11 млн. долларов (что для фильма подобного уровня смехотворно), заняла четвертое место в общеамериканской десятке и в скором времени скатилась в самый низ. Почему вдруг коммерческий провал? Для начала спешу вас успокоить: без сомнения, фильм еще окупится и принесет прибыль за счет мирового кинопроката и выпуска на VHS/DVD (по крайней мере очень хочется в это верить). Вдобавок можно вспомнить, как в Штатах в свое время провалился в прокате «Бегущий по лезвию» (Blade Runner, почитающийся сейчас за классику киберпанкового кино), и пустые зрительные залы на японских показах ныне культового аниме «Призрак в доспехах» (Ghost in the Shell). Лишние свидетельства тому, что кассовые сборы являются далеко не главным индикатором достоинства фильма, если могут являться таковым вообще. Американская критика обрушилась на творение Square Pictures, укоряя его в слабости сюжета. Один рецензент называет фильм «мешаниной, где 50% составляет захватывающая картинка, 30% — спиритическая белиберда, 20% — постапокалипсическая НФ и 10% — штампованный экшн». Ну, по совести, добротного экшна там будет побольше, чем указанные десять процентов. Что до «спиритической белиберды», то, очевидно, имеется в виду мифологическая подоплека происходящего. По сюжету, пожилой наставник Аки, доктор Сид (Sid), искренне верит в древнегреческую легенду о том, что наша планета — живая, и что где-то в толще земной коры скрывается ее душа, Гея (Gaea). Главный антагонист фильма, генерал Хайн (Hein), стремится раз и навсегда избавиться от наводнивших Землю пришельцев, выстрелив по их логову из орбитальной пушки. Сид и Аки опасаются, что таким образом военные уничтожат не только чужих, но и весь наш мир, разрушив Гею. По ходу повествования их догадки подтверждаются: Гея действительно существует, и ее надо защитить. Параллельно попыткам остановить генерала героям необходимо отыскать «духов» Земли, так как, по мнению доктора, сила восьми объединившихся «духов» изгонит пришельцев. Зрителю остается или безоговорочно верить в предложенную историю, или, как это сделали многие американские критики, освистать создателей фильма за «недостаточную правдоподобность» сценария. По мне, так с равным успехом можно обвинить Уэллса в недостаточной аргументации существования марсиан.

Не стоит разглядывать фантастическое произведение через призму традиционных взглядов, это совсем другой жанр со своими законами. Возможность нападения пришельцев, судя по рецензиям, критика допускает, а вот идея о восьми «духах» и мистической Гее в недрах Земли поднята на смех. Готов биться об заклад, что менее подверженные влиянию стереотипов японцы без труда примут мифологию картины. Равно как, надеюсь, и вся армия фэнов ролевых игр, где каждый сюжет опирается на подобные допущения. В конечном счете, это фильм для тех, кто умеет фантазировать и кому интересны фантазии других. Те же, кто не умеет, так и будут считать проценты. По кассовым сборам этим летом боевик «Расхитительница гробниц» (Tomb Raider) наголову разбил «Последнюю фантазию». Посмотрим, кто вспомнит про фильм о Ларе Крофт через десять лет и какое место киноверсия Final Fantasy будет к тому времени занимать в сердцах ценителей фантастики.

Стоит ли смотреть фильм? Обязательно. Даже если история любви и самопожертвования (декорированная элементами, вполне солидными по канонам пятидесятилетней давности, хотя и слегка поблекшими ныне от частого употребления) кому-то покажется уж слишком безыскусной, потрясающее графическое исполнение никого не оставит равнодушным. Один только вид таинственных инопланетян-фантомов заставляет потускнеть всю пышную галерею НФ-монстров, промаршировавших по экранам за много лет существования жанра. И тысячу раз прав уже упоминавшийся Роджер Иберт, пишущий в Chicago Sun-Ti mes, что нельзя пытаться загнать «Последнюю фантазию» в какую-то из существующих категорий оценки кинофильмов, что эта лента — первое серьезное слово полностью цифрового кино, и ее появление наверняка окажет на современный кинематограф влияние, по силе равное тому, что он испытал при появлении первой звуковой картины или первого фильма в цвете. Разумеется, хочется порекомендовать читателю не лишать себя гарантированного удовольствия и посмотреть Final Fantasy в хорошем кинотеатре, благо широкий российский прокат фильма намечен на нынешнюю осень. А в конце октября выходит DVD, где обещают сделать какой-то умопомрачительный интерактивный раздел специально для обладателей PlayStation 2.

Вам понравится:

Рубрики: Интересно

Оставить комментарий


Магазин

Бойня

Реклама

32.38MB | MySQL:95 | 1,269sec